+7 926 335-41-43 Татьяна
+7 926 541-66-41 Гузель

АвторыЩекатихина-Потоцкая Александра Васильевна

Щекатихина-Потоцкая Александра Васильевна

Творческая судьба этой замечательной художницы была яркой и вместе с тем далеко не легкой. Не думали скромные родители и провинциальный учитель, посылая шестнадцатилетнюю гимназистку в художественные школы Петербурга, что ее имя получит когда-нибудь международную известность, что ее произведения будут отнесены к лучшим образцам такого уникального явления в русском и советском художественном авангарде, как агитационный фарфор. И она, вероятно, не предполагала, что счастливые годы учения, время экзотических путешествий по Ближнему Востоку, незабываемые часы свободного творчества, успех персональной выставки в Париже — все это сменится трудным десятилетием достаточно замкнутой жизни вдали от родины, ежедневной необходимостью выполнять любые заказы парижских покупателей русских икон, рисунков, фарфора, чтобы заработать на хлеб насущный. Радость возвращения в Ленинград омрачит общее для страны горе: война. Придется пережить блокаду со всеми ее трагическими обстоятельствами, пройти через все жизненные испытания, не утратив творческого оптимизма.

Александра Васильевна Щекатихина родилась 20 мая 1892 года в украинском городе Александровске (ныне Запорожье) в патриархальной семье, где все были причастны к художеству. Иконописью и миниатюрой занимался дед, вышиванием — бабушка, девочка росла в атмосфере любви к традиционному народному творчеству и уже в гимназии проявила незаурядные художественные способности. Решено было ехать учиться в Петербург.

Не выдержав трудный вступительный экзамен в Академию, о которой она мечтала, молодая девушка поступила в Первую Санкт-Петербургскую школу для вольноприходящих при Обществе поощрения художеств. Ей посчастливилось учиться у таких крупных мастеров русского искусства, как Н.К.Рерих, И.Я.Билибин, Я.Ф.Ционглинский, архитектор В.А.Щуко. Система преподавания, в отличие от академической, была прогрессивной, она предусматривала не только практику в живописи, графике или скульптуре. Большое внимание уделялось декоративно-прикладному искусству, изучению древнерусской архитектуры, учащиеся занимались и в рукодельно-ткацкой, и в керамической мастерских, создавали эскизы мебели и посуды. У студентов формировался, таким образом, универсализм творческих интересов и навыков. Впоследствии все это очень пригодится Щекатихиной.

В 1911 году Педагогический совет школы направил ее в заграничную командировку. Основательно изучив шедевры искусства прошлого в Греции и в Италии, молодая художница в 1913 году приехала в Париж и решила продолжить свое образование. Она поступила в одну из парижских студий — академию Рансона, где преподавали известные мастера нового французского искусства М.Дени, Ф.Валлотон, П.Серюзье. Об этом первом периоде творчества Щекатихиной Морис Дени позднее писал: "Вы были почти ребенком, но у Вас имелся дар художника..."

Вернувшаяся в Россию Щекатихина, ко времени окончания Школы Общества поощрения художеств в 1915 году, уже накопила немалый творческий опыт. Она занималась театрально-декорационным искусством, участвуя вместе со своими учителями в оформлении спектаклей петербургского "Старинного театра", затем последовали работа над костюмами для "Весны священной" И.Ф.Стравинского, для оперы А.П.Бородина "Князь Игорь" в оформлении Н.К.Рериха и самостоятельная работа для московского оперного театра Зимина: эскизы декораций и костюмов к опере А. Н. Серова "Рогнеда". Пробовала Щекатихина свои силы и в монументальной живописи: участвовала в росписи церкви в имении княгини Тенишевой в Талашкине. На петербургских и московских выставках художественного объединения "Мир искусства" в 1915-1917 годах экспонировались живописные и графические композиции Щекатихиной, ее уже замечала критика. Но все это, как станет ясно позднее, было лишь подступами к главному.

В вихрях и водоворотах революционных событий крепли или ломались человеческие жизни, творческие дарования. На эти годы пришлось недолгое замужество молодой художницы. Она рано овдовела, и в 1918 году пришла работать на Петроградский фарфоровый завод. Александра Васильевна Щекатихина-Потоцкая, под этим именем и стала она известна как один из выдающихся мастеров советского фарфора. А пока, в тяжелейшую пору голода и разрухи, с трудом раздобывая топливо, крупные мастера русской живописи и графики вместе с небольшой группой молодых энтузиастов в только что открывшемся филиале живописного цеха завода начали дело, которое вошло в историю. Они создавали агитационный фарфор. Блюда, тарелки, сервизы и статуэтки с художественной росписью, агитационными надписями и лозунгами, эмблемами молодого государства стали одним из средств пропаганды революционных идей. Дешевые массовые изделия появлялись в домах и на полках коллекционеров, они раскупались в России и ценились за рубежом. Агитационный фарфор называли "полпредом" советской культуры на Западе, потому что новая тематика и новая образность утверждалась его мастерами в высокой художественной форме. Щекатихину-Потоцкую исследователи справедливо называют самым крупным талантом среди художников живописного цеха, создававших агитационный фарфор. Всем своим воспитанием и образованием она была подготовлена к этой, казалось бы, необычной работе. Она естественно вносила в свои тарелки, блюда и статуэтки трогательные мотивы русского крестьянского быта и городского фольклора, органически сочетая исконные образы искусства Древней Руси с новой символико-романтической революционной эмблематикой. Статуэтка "Снегурочка" (1918), блюда и тарелка "Комиссар", "Матрос", "Петроград" (1920-1922) вошли в число лучших произведений искусства первых послереволюционных лет.

В 1923 году Щекатихина-Потоцкая снова за границей: Наркомпрос разрешает ей поездку в Каир к И.Я.Билибину. Вместе учитель и ученица путешествуют, из Египта направляются в Сирию, затем в Палестину и в 1925 году приезжают в Париж. Тут теперь проходит их совместная жизнь. Начало второго парижского периода творчества художницы было отмечено персональной выставкой в частной галерее Дрюэ в мае 1926 года. Восторженное вступление к каталогу, написанное Морисом Дени, имело все основания. В пейзажах Египта, Сирии, Палестины, в рисунках и акварелях, в "Персидском" и "Арабском" сервизах мэтр увидел развитие мощного таланта, при становлении которого в начале 1910-х годов он присутствовал. "Я восхищаюсь, — писал он, — этими рисунками, этими картинами, как и трогательным декором Ваших маленьких чашечек и позолоченных блюдец. Я нахожу здесь непосредственность, поэзию, славянское очарование и женственность, то, чем Вы восхищали еще в Академии Рансона..." Скоро, однако, за праздниками последовали неизбежные будни, необходимость работать "на продажу". И здесь тоже помогла универсальная школа, пройденная в Петербурге. Создавались серии декоративных тарелок (лучшая из них — "Охота", 1930), расписывались чашки ("Свадебная", "Старая Москва", "Косари"), делались эскизы костюмов и декораций для частной парижской оперы ("Царь Салтан"), иллюстрации ("Тарас Бульба"), писались пейзажи и натюрморты. В 1936 году вместе с И.Я.Билибиным Щекатихина-Потоцкая возвратилась на Родину.

Первой была их совместная работа над декорациями и костюмами для постановки "Сказки о царе Салтане" в ленинградском театре оперы и балета им. С.М.Кирова. Вскоре А.В.Щекатихина-Потоцкая вернулась и на фарфоровый завод, теперь уже Ленинградский фарфоровый завод им. М.В.Ломоносова. Вновь она создавала декоративные сосуды, вазы и графины (флакон "Голубок", графин "Петух", масленки "Лимон", "Кисть винограда"), сервизы и другие предметы сервировки, которые шли в массовое производство. Снова она решала для себя задачу органического соединения художественного начала с утилитарностью бытовой вещи. Художница была среди тех, кто не прекращал работать в блокадном городе, подвергавшемся непрерывным бомбардировкам и обстрелам. В 1942 году от голода умер И.Я.Билибин. Непрерывная работа помогла Щекатихиной-Потоцкой перенести военные трудности и утраты. Ее произведения показывались на художественных выставках 1942-1945 годов в Москве и в Ленинграде. Это были небольшие декоративные скульптурные композиции, эскизы росписей декоративных ваз ("Минин и Пожарский", "Александр Невский"), графины ("Голубь" и "Голубка"), масленки, пепельницы. В 1944 году к двухсотлетию фарфорового завода Щекатихина-Потоцкая была награждена орденом "Знак Почета". Много замечательных произведений создала художница на своем заводе в послевоенные годы. И знаменательно, что все ее расписные сервизы, так же как небольшие декоративные статуэтки, графины, масленки — широко тиражировались и пользовались неизменным успехом в самых широких кругах как искушенных в искусстве ценителей, так и людей от него далеких, но тянущихся к прекрасному, стремящихся украсить свой повседневный быт. Свою миссию художника как воспитателя вкуса Александра Васильевна Щекатихина-Потоцкая с честью выполняла до последних лет жизни. Она скончалась в Ленинграде 23 октября 1967 года.

Литература: Э.Ганкина "Сто памятных дат". Художественный календарь на 1992 год. М.: Советский художник, 1991.

 

 

 

 

 

 

Работы автора

Снегурочка

СССР. 1920-е годы. Государственный фарфоровый завод (ГФЗ), г. Ленинград....